Элину Сомову пытаются осудить, а приемных детей вернуть в приют.
История Элины Сомовой - матери четверых детей, двое из которых усыновленные.
История Элины Сомовой, матери четверых детей, двое из которых были ею усыновлены.
Место действия – Башкортостан, Уфа. С согласия Элины рассказываем полностью ее историю.


Элина никогда не была в браке с Сергеем, ни в официальном, ни в гражданском. Но она родила ему двоих детей – Владу и Багира. Параллельно у Сергея рождались дети и от других женщин, включая его законную супругу. На протяжении 10 лет Сергей и Элина поддерживали отношения и впоследствии женщина даже взяла его фамилию. Шло время, дети росли, Элина открыла салоны красоты. Бизнес она записывает на свою старшую дочь (возможно, данный фактор тоже играет свою роль в том, что стало происходить далее).

В 2014 году Элина оформляет опеку, а в дальнейшем усыновляет двух мальчуганов из детского дома. А затем она встречает другого мужчину и выходит за него замуж, после чего в ее жизни начинается настоящий ад, в результате чего брак распадается. А отец двоих детей а в конце 2018 года забирает себе их общих детей.

В январе 2019-го родные тети Элины пишут на нее жалобу в опеку, а сам отец кровных детей заявляет во все правоохранительные органы о том, что мать жестоко обращается с детьми и истязает их. Начинается проверка. Против Элины дают показания ее родные дети, которые на тот момент обработаны отцом. Детям 15 и 12 лет. Показания детей не подтверждают ни педагоги образовательных учреждений которые посещали дети, ни другие специалисты, ни усыновленные дети. Эти дети всем говорят, что все, что наговорили на Элину ее родные дети – ложь, но их никто не слушает.

Сама Элина все еще верит, что ей нечего боятся, но все же вынуждена поместить их в феврале в приют. При этом она активно посещает усыновленных ребятишек, проводит с ними время, успокаивает и говорит, что скоро они снова будут дома. Маленький мальчик пишет ей письма, от которых рвется все внутри…Одно из них находится ниже. Но в конце марта против самой женщины возбуждают уголовное дело, а в начале апреля ей избирается мера пресечения в виде заключения под стражу до конца мая.

В мае Элину отправляют на принудительную экспертизу в психиатрическую больницу, где она пребывала около месяца, а сейчас продолжает находиться в следственном изоляторе. Все контакты с ней обрублены. Дети не могут ее ни видеть, ни слышать. Состояние усыновленных детей резко ухудшается. Маленький плачет и не понимает, почему мама не приходит. Совсем недавно у ребенка случилась настоящая истерика в приюте, после того, как в зале суда через видео связь он увидел свою мать. Он не понимает, почему она больше не приходит…

Но оскорбленному и уязвленному отцу ее детей этого кажется недостаточным и, несмотря на то, что вина Элины еще не доказана, а уголовное дело против нее даже не передано в суд, он выходит с иском о лишении Элины родительских прав в отношении родных детей. Вскоре и прокуратура также ссылаясь на факт возбуждения уголовного дела подает иск об отмене усыновления в отношении усыновленных детей, но, суд обоснованно принимает решение приостановить данное дело до завершения рассмотрения дела уголовного. Однако дело о лишении родительских прав Элины в отношении кровных детей, идет полным ходом, а Сергей пользуясь ситуацией подает против Элины новые иски, теперь уже имущественные, пытаясь её разорить.

Эта история активно, но крайне односторонне освещалась СМИ республики. В их версии мать виновата и никто не стал разбираться в том, что происходит на самом деле. Масла в огонь добавило и то, что некто из силовых федеральных структур, находясь в это время в республике и лишь краем уха услышав об этой истории, сказал, что необходимо разобраться и если мать виновна – наказать. А как известно, если в Москве сказали постричь ногти, в регионе рубят руки и сразу по локоть…

А вот теперь об отце.
Сергей – владелец ритуального бизнеса, который сформировался у него в лихолетье 90-х. Со связями и знакомствами. В том числе, видимо, в силовых структурах республики. И ой как интересен тот факт, что по некоторым данным господин Сомов уже имеет опыт посадки невинных людей за решетку по самым громким обвинениям, где мало кому придет в голову ставить под сомнение их правдивость. Так уже устроены люди. Об этом подробно написано в статье по ссылке ниже. (к комментарии)

Друзья. Эта история попала к нам в апреле. Мы много времени потратили, чтобы вникнуть в это дело и принять для себя решение встать на сторону Элины. Но материалы дела не содержат ничего, что образует состав преступления, которое ей инкриминируется. Однако то, с какой скоростью разворачиваются события, как совершенно невиновного человека сажают за решетку и как молчат все в республике, трясясь от страха – вызывает у нас миллионы вопросов. Опустим риторику о том, как вся эта толпа, сломавшая жизнь пяти людям, может спать и смотреть в глаза собственным детям, а, представители государственных органов?! У нас миллионы вопросов к тем, кто уполномочен защищать права детей на счастье и семью, но предпочёл устраниться, в чем причина такой избирательности к защите детства, уважаемые?


Письмо приемного сына маме
~
События августа 2019
Мама Элины Сомовой, она же опекун двоих детей, которых была вынуждена взять под опеку после того, как ее дочь отправили в СИЗО на 4 месяца, написала открытое письмо и просит поддержки от всех нас!

Лена Лутфулловна помогает Элине воспитывать мальчиков с самого начала, как детки оказались в семье. Им на тот момент, это был 2014 год, было 6 лет и 2 года и они пережили травму предательства взрослых людей, их кровная мать была лишена родительских прав, дети находились в запущенном состоянии - и физически, и эмоционально. Элина и ее мать вытаскивали детей из этой пропасти. Все, кто имеет хоть какое то отношение к сиротам, понимают о каком колоссальном вложении со стороны двух близких взрослых идет речь и как важно это сохранить и продолжить... Но сперва с легкой подачи отца кровных детей возбуждают проверки по детям, мальчиков отправляют в приют, а затем возбуждают уголовное дело и Элину упекают в СИЗО, опеку оформляет бабушка. Сейчас бабушка живет с мальчиками в приюте. Это было правильное решение всех, кто отвечает за детей - только там можно было сохранить детям их привычное окружение, оставить с ними рядом знакомого и близкого им человека - именно о такой схеме работы мы всегда говорим, что вот так она должна выглядеть...

Но кого то такое положение дел не устраивает категорически. Две прокуратуры Кировского и Октябрьского районов города Уфы "в партнерстве" со следствием начали в буквальном смысле то, что вообще то называется ТРАВЛЯ в отношении бабушки и органов опеки.

Прокуратуры пишут протесты с требованием отменить опеку в опеку. Опека героически держится и не отменяет. Тогда в ход пошли проверки, изъятие документов из приюта, в котором сейчас живут бабушка и дети, угрозы в новых представлениях и требования, требования, требования... Формально поводы прокуратура находит каждый раз разные. Сперва они решили, что бабушка будет оказывать влияние на детей не в интересах следствия (ну да, а вот отец- - инициатор уголовного дела , с которым как бы живут старшие дети, так поступать в отношении их конечно не будет). Потом они решили, что акт обследования при назначении опеки сделан по одному адресу, а фактически бабушка живет в приюте, то есть по другому адресу. В адрес глав администраций пишутся соответствующие письма, в которых следствие просит расторгнуть опеку (да да, это такое "невлияние "на ход дела).

Зачем всем этим людям двое маленьких детей? А затем, что они единственные, кто открыто и честно говорит, что "мама нас любит и она нас не била", а еще говорят, что "папа просил сказать, что мама била" и "Багир хочет к маме, но боится папу". Это же невыгодная позиция для обвинения, как вы думаете? А еще, если дети лишатся независимого законного представителя, то их можно будет водить на нужные и "правильные" экспертизы, вкладывать им в голову то, что надо вложить, чтобы укрепить обвинительную позицию, написать во всех бумагах то, что надо написать и это никто не опротестует - ведь это будут полностю государственные дети, а прогнуть тех, кто тебя и так боится - опеку, учреждения - прокуратуре и следствию труда не составит. Это просто вопрос времени.



Письмо мамы Элины Сомовой